РЕВОЛЮЦИЯ И ХРИСТИАНЕ

Валерий Авдасёв,

директор народного музея Н.Н. Неплюева

События Революции 1917-1919гг. в Ямпольском имении Неплюевых.

Начало революционным изменениям в крае, как во всей тогдашней Российской империи положила Февральская революция, которая произошла в Петрограде 23 февраля 1917г. Царь Николай II отрекся от престола. Государственная дума в марте создала Временное правительство. Оно выступало за продолжение войны и демократизацию страны. Параллельно большевики сформировали в центре и регионах «Советы рабочих и солдатских депутатов». Они  требовали прекращения войны, ликвидацию частной собственности, передачи земли крестьянам, установления социалистического строя. В то же время в Киеве была создана Украинская Центральная Рада. Водворилось двоевластие. Шел четвертый год Первой Мировой войны.

Революционно-анархический беспорядок царил на пространствах вчерашней Российской империи. Друг братчиков французский историк, аббат Альбер Грасьё, находясь в Москве, в августе 1917г., писал: «Я так хотел поехать в Воздвиженск. Мысль о том, что я снова увижу моих добрых друзей, была одной из возможных радостей моего приезда в Россию. Но как рискнуть путешествовать в подобных обстоятельствах? Мы находились посреди революционного беспорядка. Русское разложение чувствовалось со всех сторон … особенно на железной дороге. Даже если можно было представить, что я смогу добраться туда, смог бы я оттуда уехать? Я не осмелился рискнуть и вернулся в Петроград, так и не увидев моего дорогого Братства». (1)

Летом 1917г. по всей, расшатанной смутой стране, начался самочинный  захват крестьянами церковных и монастырских земель, лесов. Этот народный бунт охватил и Черниговскую губернию. По словам руководителя братского хозяйства И.А. Цвелодуба, после падения самодержавия «первой властью на хуторах были комитеты крестьян, а потом советская власть».(2)  Сводки главного управления МВД были переполнены донесениями о конфликтах крестьян с духовенством, причиной которых были конфискации крестьянами церковной земли и имущества. Весьма вероятно, что в этот период у Трудового братства были отобраны леса и большинство земель. Поскольку крестьяне считали Братство неким «монастырем для семейных», да ещё к тому же, состоящим в духовном ведомстве. (3) Крестьянские массы по-своему  понимали  путь социалистических преобразований – «отнять и поделить».

Профессор Киевского политехнического института В.А. Косинский, наблюдавший революционную стихию в своём имении на хуторе Косинском, расположенном по соседству с имением Братства, записал: «Страшно становиться за страну при виде бушующего моря раскаленной лавы. Теперь темные массы бросились громить помещичьи имения, и скоро бросятся друг на друга – село на село и волость на волость – делить награбленное имущество и землю… Эти темные массы могут стереть с лица земли нашей все хоть сколько-нибудь культурное, совершенно разорить население и опустить страну в самое мрачное варварство». (4)

Поместный Собор Русской православной церкви в августе 1917г. обратился к народу со специальным воззванием, призывая верующих опомнится и покаяться. (5) Но маховик революции уже набрал неудержимые обороты.

В конце октября 1917г. в Петрограде произошла Октябрьская социалистическая революция. Власть захватили коммунисты-большевики во главе с вождем В. Лениным. Это был сильный лидер, который создал партию боевого тоталитарного типа. Как мыслитель, он сумел показать народу путь в «светлое будущее». Как правитель, он имел железную волю для овладения такой страной, как Россия. Коммунисты уничтожали христианство и насаждали свою марксистскую псевдо-религию. На вере народа в ленинский коммунизм было создано новое государство – Советский Союз.

Если Февральскую революцию братчики восприняли по-разному: с тревогой и надеждой на перемены, то Октябрьской революции они откровенно испугались. Ведь о возможности такой революции не раз предупреждал Н.Н. Неплюев: «Государственный социализм, если его когда-либо осуществит социальная революция, будет худшим из всех видов рабства, который когда-либо испытывало человечество. (6)

В Глуховском уезде, у большевиков было много горячих сторонников. Способствовали этому бедность населения, большевистская пропаганда и железнодорожная магистраль Москва – Киев. А также наличие крупного предприятия – Михайловского сахарного завода. Именно в районе Зёрнова и Хутора-Михайловского формировались партизанские отряды В. Боженко, Н. Щорса и других красных командиров, в которых было много местных жителей из украинских сёл: Антоновки, Чуйковки, Степного, Шатрищ. Отряд ямпольского большевика Ю. Беленького насчитывал до 500 человек. В союзе с Красной армией они насаждали здесь Советскую власть и продвигались вглубь Украины. (7)

Тем временем, 20 ноября 1917г. Центральная Рада в Киеве провозгласила создание Украинской Народной Республики.

В декабре 1917г. жители  Глухова, и окружающих сёл: Березы, Слоута, Горелого создали второй Красный отряд. При помощи частей Красной армии под руководством Антонова-Овсеенко и командующего 5-й Армией Р. Сиверса 1 января 1918г. повстанцы захватили власть в Глухове. Так в крае впервые была установлена Советская власть.

Революционный комитет расположился в глуховском доме Н.Н. Неплюева, который принадлежал братчикам.

2-3 января 1918г. в здании Глуховского земства состоялся І-й уездный съезд Советов – общее собрание крестьянских уполномоченных от сёл и хуторов Глуховского уезда. Съезд одобрил резолюцию к Центральной Киевской Раде. Революционные селяне требовали «прекратить посылку карательных отрядов гайдамаков, ибо распоряжаться в нашем уезде имеет право только народ нашего уезда». В Воздвиженск советскую власть привёл вооруженный отряд московского большевика Ремнёва.

Сопротивление большевикам оказывали на Глуховщине организованные по всей Украине отряды «Вольного казачества», которые состояли из местных жителей и отстаивали интересы Украинской Народной Республики. (8)

По всей стране продолжался организованный и стихийный захват имущества. Рабочие устанавливали так называемый «рабочий контроль» над заводами и фабриками. В январе 1918г. рабочие Свесского механического и сахарного заводов взяли их под своё управление.

Передача прошла спокойно и мирно. Вот как рассказывал об этом главный управляющий Ямпольского имения  А.И. Фурсей: «Ко мне после Октябрьской революции обратилась группа рабочих с требованием передать в их ведение сахарный и механический заводы. С согласия думы Братства и помещиц Неплюевых оба завода были переданы рабочим на условиях, приемлемых обеими сторонами». (9) Каковы были эти условия остается неизвестным.

Рабочие сочли это своей победой, они рапортовали: «Усилиями рабочей администрации заводы работали нормально с полной нагрузкой». В феврале 1918г. предприятия объявили национализированными.

Житель Воздвиженска братчик, поручик артиллерии Федот Яковлевич Бурдукало в 1925г. рассказывал: «Когда в ноябре 1917г. я приехал с немецкого фронта, то увидел, что в округе царит хаос. Зимой 1918г. жительница села Гремячки мне сообщила, что к ним из-за Десны приехала банда и подстрекает гремячан идти грабить Воздвиженск. Мы срочно обратились в Глуховский ревком за защитой. И грабеж удалось предотвратить». Уже 16 января 1918г. Глуховский ревком выдал Трудовому Братству «удостоверение на приобретение и хранение оружия». Чтобы братчики могли защитить своё крупное хозяйство. (10)

Практика создания вооруженных отрядов по селам была распространена на Украине во время становления советской власти. Едва ли не в каждом селе был такой отряд.

Следует заметить, что братчики оставались христианами и во время войны. Имея в своём отряде самообороны 5 боевых офицеров и 70 солдат-фронтовиков, вооруженных револьверами, винтовками и 4 пулеметами, братчики за годы Гражданской войны не убили и не ранили ни одного человека. Более того, они спасали людей, которым грозила смертельная опасность, не взирая на их политическую позицию. Так, в Воздвиженське в своё время укрывались и председатель Глуховского ревкома известный коммунист Иван Нечмоня с товарищами, (11) и семья столичного аристократа сенатора Льва Биркина, которая бежала из Петрограда. (12)

Анализ архивных документов показывает, что население данного района выделяло и характеризовало такие основные силы революции.

Наибольшее число сторонников имели большевики (Красные). Их поддерживало около половины населения. Для бедноты они были – «свои, наши». Потому что Ленин и его партия предложили такой проект общества социальной справедливости, такую стратегию борьбы за новую жизнь, которые оказались близки и понятны массам. В сентябре 1917г. Глуховский уездный совет полностью пребывал в руках большевиков. Большевики боролись с классом буржуазии. «Буржуями» они называли всех собственников, состоятельных людей, офицеров, городских жителей.

Второй по влиятельности силой были гайдамаки –  сторонники самостийной Украины. На выборах в Украинское учредительное собрание в Черниговской губернии украинские партии набрали больше трети голосов. Сила украинской идеи состояла в желанном принципе: «Отныне сами будем творить нашу жизнь».(13) Но крестьян мало интересовал «украинский вопрос». Они переживали за землю, которую им обещал Ленин. Поэтому для значительной части местной бедноты гайдамаки были «не совсем свои», а нередко и противники. И хотя украинская власть не раз менялась: Центральная Рада, Держава гетмана П. Скоропадського, Директория С. Петлюры – селяне не делали различий. И всех сторонников независимой Украины называли гайдамаками.

Немцы«оккупанты, поддерживают гайдамаков». Немецкие войска контролировали край с марта до ноября 1918г.

Белые (деникинцы)«враги», воюют против Красных, за сохранение царского режима. Деникинцы продержались здесь с конца августа до начала ноября 1919г.

Были ещё и разнообразные атаманы. Они не имели идейно-государственного видения. В начале революции их называли украинскими повстанцами. Потом они выступали против легальной власти УНР. Позиция этих вожаков зачастую выглядела деструктивно: «против центральной власти, за свой кусок власти». (14)  Самым мощным был отряд анархиста Шубы, который насчитывал до 300 вооруженных бойцов, имел три пушки и до 10 пулеметов. До 70-90 сабель и по 2-3 пулеметные тачанки имели отряды «батек»  – Красняка, Ващенка и Левадного. (15)

Действовали в уезде и несколько малых отрядов: Каперули, Кривоноса, Самохвалова. Они  были хорошо вооружены, мобильны, держали связь между собой. Советская власть боролась с ними как с бандитами. Население же относилось к ним неоднозначно. Жестокий характер коммунистического режима делал лесных атаманов, в глазах значительной части селян, такой себе вооруженной оппозицией. На Глуховщине они просуществовали до 1931г. (16)

Первое нашествие большевиков оказалось недолгим. В марте 1918г. – в начале апреля немецкие войска оттеснили Красных до Хутора-Михайловского, а дальше на Брянск.  16 апреля край перешёл под власть немецкой военной администрации.

Украина тем временем была признана суверенным государством со своими границами. И эта граница проходила через Ямпольское имение. По Брестскому мирному договору от 3 марта 1918г. демаркационная линия между Украинской Народной Республикой и Советской Россией проходила по левому берегу реки Ивотки. За правым берегом –  нейтральная полоса, шириной 10км. За ней – граница с Россией.

29 апреля 1918г. к власти в Украине пришёл гетман Павло Скоропадский. В этот же день была опубликована «Грамота ко всему украинскому народу», которая провозглашала: «Права частной собственности как фундамента культуры и цивилизации восстанавливаются в полной мере, все распоряжения бывшего Украинского правительства, так же как и Временного российского правительства отменяются и аннулируются».

Братчики облегченно вздохнули после большевистского разгула. Они  установили тесную связь с Украинским правительством, в котором усматривали надежду на сохранение традиционных ценностей и отеческой православной веры. В мае 1918г. руководители Братства обратились к гетману Скоропадскому с посланием и доложили о трудном положении, в котором оказалось Братство во время революции. Они писали: «Сознательное отношение членов Трудового братства к государственной деятельности царского времени ставится нам в вину местным населением, как признак принадлежности к буржуазному классу… Большевистские банды как только возможно грабят Воздвиженское хозяйство, все берется бесплатно и произвольно. Лесные дачи, лесопильные заводы, оказавшиеся в нейтральной полосе между Украиной и Россией,  фактически находятся в руках банд. Время от времени эти банды делают набеги на Воздвиженск… У нас были надежды на перемены в стране к лучшему и действительно, весна этого года улыбнулась миром для Украины». (17)

Надо пояснить, что  тех, кого братчики называли большевистскими бандами, советские историки назовут «героями красногвардейцами». Такой была логика советской историографии.

Население уживалось с немецко-гетманским правлением. Громких волнений не было. Возобновилась хозяйственная деятельность. Работали  школы. Пресекался бандитизм. Поезда начали ходить по расписанию. Местные жители рассказывают, что отношение к гайдамацко-немецкому правлению было терпимым, но «до времени». Поскольку изъятие немцами продуктов вызывало массовое недовольство.

Свесские заводы  Братство решило вернуть. Руководитель Воздвиженского имения  И.А. Цвелодуб в 1924г. рассказывал: «По приходу гетмана и немцев были восстановлены права частной собственности. И мы, зная законность этого права, приступили к возврату имущества». (16)

Возврат  заводов прошёл также спокойно, как и их отчуждение.

Рабочие свидетельствуют: «В период гетманщины (лето 1918г.) на завод, в сопровождении гайдамаков, прибыл управляющий А. Фурсей и заявил рабочим: «Теперь вы уже не хозяева, а хозяином заводов являюсь я». И потребовал от администрации завода отчета и выдачи ему денег. Это распоряжение было ими исполнено». (17)

Чтобы сохранить имущество в условиях атаманщины, руководители Братства решили приостановить работу заводов. А ценное оборудование перевезти в Воздвиженск.  Рабочие и служащие были уволены. Им объявили, что работа возобновится, когда наступят надлежащие условия.

Действия братчиков можно понять. Экономию «Ольгино» крестьяне разобрали «до кирпича». Внучка ямпольского священника, историк З.Д. Марченко в своих мемуарах пишет: «В Ямполе был «панский двор» — огромный парк, обнесенный кирпичной стеной. Это была классическая помещичья усадьба того времени: липовые аллеи, пруд с купальней, оранжерея, дом управляющего, были «службы»— конюшни, коровники, сараи. Двор был сожжен партизанами в 1918 году». (18) Тогда же крестьяне уничтожили родовой склеп Неплюевых возле Преображенской церкви.

О  перипетиях тогдашней жизни в этом, ставшем приграничным, крае повествует историк А.А. Григоров в своей книге «Наши странствия в годы Гражданской войны». Семья дворян Григоровых бежала из России на Украину от «красного террора» и ехала из Костромы через Москву в Киев.

«Доехав до станции Зерново и наняв подводу, мы в тот же день приехали в Серединную Буду, где застали большую группу беглецов из Москвы и Петрограда – готовящихся к довольно рискованному переходу через границу. Сговорившись с местными жителями о цене — естественно, немалой, и, причем, только «николаевскими» деньгами, —  мы стали готовиться к переправе. На следующий день целый обоз — около сорока подвод с беглецами и со всем их скарбом — двинулся в путь.

От Серединной Буды ехать надо было до станции Хутор Михайловский (это уже была Украина) через так называемый «Неплюевский лес» — большой лесной массив, без единого селения на всем пути. Нам предстояло проехать около сорока верст. Выехав рано утром, к полудню мы проехали примерно половину дороги. Неожиданно раздались винтовочные выстрелы, и из чащи вышли трое мужчин, одетых в солдатские шинели и увешанных оружием и ручными гранатами. Наши возчики остановили обоз, и подошедшие люди принялись за багаж беглецов. Вскрывая чемоданы, корзины, сундуки, они забирали понравившиеся им вещи…

Наши возницы равнодушно смотрели на все это, сидя на обочине дороги, и покуривая «цигарки», обменивались дружелюбными репликами с грабителями. К счастью, закончить свое дело они не успели. Раздался пронзительный свист, затем — оружейный выстрел, и все трое поспешно скрылись в лесу.

Наш обоз двинулся дальше, и к вечеру, когда этот нескончаемый Неплюевский лес кончился, мы увидели никем не охраняемую государственную границу. На обочине дороги стоял высокий деревянный столб с досками; на одной из них были намалеваны серп и молот и буквы — РСФСР, а на другой доске — украинский герб, эмблема в виде трезубца. <  >

Поздно вечером мы остановились у красно-кирпичного вокзала станции Хутор Михайловский, где и заночевали, а на утро в немецкой комендатуре нам сказали, что без виз на выезд от украинского МИДа нас далее не пропустят и посоветовали дяде Алексею, как главе нашего многочисленного семейства, ехать с первым же поездом в Киев, для чего выдали разовый пропуск. Нам же всем посоветовали ехать в ближнее большое село Янполь и там дожидаться возвращения дяди Алексея. Так мы и сделали.

В Янполе мы без труда устроились в большом доме зажиточного хохла. Вообще все это село имело вид весьма зажиточный, а базар привел нас просто в изумление. Обилие мяса, сала, птицы, муки, масла и всех прочих съестных товаров поражало, особенно после пустой и голодной Москвы.

В том же доме, в котором мы поселились, на постое стояло человек десять германских солдат – бородатых ландштурмистов. В находившемся почти на самой границе Янполе располагался немецкий гарнизон — в то время Германия напрягала последние силы, пытаясь выиграть затеянную ею войну, и на военную службу призывались и старики-ландштурмисты, и совсем юные мальчики. Как можно было заметить, никаких конфликтов между жителями Янполя и немецкими солдатами не было. Немцы были благодушно настроены и к нам, беглецам из РСФСР». (19)

Но осенью 1918-го Германия капитулировала перед Антантой и вывела свои войска из Украины. Брестский мир был денонсирован, и  Красная армия снова двинулась в наступление на Украину.

19 ноября 1918г.  большевистские войска овладели Хутором-Михайловским и Ямполем, и начали сдавливать кольцо вокруг Глухова.

Второе пришествие большевиков было жестоким. Это был настоящий террор. Тот самый карательный «красный террор», внедренный председателем ВЧК Ф. Дзержинским ко всем «кто не с нами». Отряд большевика Шарахова, численностью до 300 бойцов сначала захватил хутор Рождественск. Потом они ворвались в Воздвиженск. Братчики рассказывают: «Мы не оказывали сопротивления, хотя оружие у нас было. Красноармейцы избивали людей, по жилым домам стреляли из пулемета. Мы все были терроризированы».(20)

Злость большевиков была вызвана доносами крестьян о тесном сотрудничестве братчиков с гетманским правительством. Не меньший гнев наводило на них и неприятие братчиками агрессивной антихристианской идеологии.

В начале марта  1919г. в Киеве состоялся III Всеукраинский съезд Советов, который провозгласил  создание Украинской Социалистической Советской Республики.  Братчики поняли, что большевики набирают мощь и их власть может продержаться несколько лет. Между собой руководители Братства считали, что общество без христианской веры, без Бога – долго существовать не сможет. Чтобы пережить это трудное время, Братство в марте 1919г. преобразуется в коммуну.

Под видом советской коммуны воздвиженцы работали до конца лета 1919г. Потом  советскую власть с Украины вытеснила добровольческая армия А. Деникина. Белогвардейцы пришли с юга. Большевики отступили на север – за Хутор-Михайловский. Окрестные жители рассказывают, что братчики встречали деникинцев «как своих». В это время Братству возвращают  прежнее  название «Крестовоздвиженское православное трудовое братство». Однако реальность оказалась суровой: на смену красному террору пришла военная диктатура «белых». Разведка белогвардейцев узнала, что среди братчиков есть люди, служившие в Красной армии. Их схватили и пытали в полевой тюрьме. После чего, один из них –  Владимир Одарченко вскоре умер. (21) Практически никто из воздвиженцев не пошел к «белым» воевать «за единую и неделимую Россию», не смотря на их активную мобилизацию. (Исключение составил Николай Фурсей, который вступил в Добровольческую армию квартирмейстером.) Не имея достаточной поддержки, деникинцы быстро истощились. Их поход на Москву захлебнулся под Брянском. И уже в начале ноября 1919г. случилось третье и окончательное возвращение большевиков.

В гражданскую войну имущество и продовольствие у братчиков забирали все: и немцы, и гайдамаки, и «белые». Но самыми жестокими реквизиторами были большевики.

В документах ВЧК-ОГПУ, которые сохранились в Государственном архиве СБУ зафиксированы жалобы уже советских братчиков-коммунаров, датированные ноябрем 1919г.: «Красные войска грабили, избивали нас и разрушали наши дома. Забрали у нас всё имущество, обрекая на голодную смерть». (22)

Братчики обращались к советскому правительству, поскольку другого не было. Они  писали, что они не враги коммунизму. Что Трудовое братство уже более 30 лет воплощает идеи христианского коммунизма.  Высшее  руководство Украины отреагировало на это «крик души» братчиков. В Воздвиженск приехала комиссия из Черниговского губернского земельного управления, которая изучила ситуацию на месте. Жалобы братчиков оказались правдивыми. А социально-хозяйственный уклад воздвиженцев, при близком рассмотрении, даже показался комиссарам интересной моделью будущего сельского коммунизма.

По этому поводу председатель Совета народных комиссаров Украины Христиан Раковский 21 ноября 1919г. обратился с официальным письмом № 1090 к реввоенсовету 12-й Армии:

«Уважаемые товарищи!

В Черниговской губ., Глуховском уезде, хуторе Воздвиженском находиться 1-я  Украинская Коммуна под названием «Воздвиженское Трудовое братство». Коммуна эта насчитывает до тысячи членов, имеет образцовое хозяйство, два сельскохозяйственных училища, два завода, породистый и племенной скот.

Помимо своей культурно-экономической ценности, коммуна эта сейчас является примером нашей коммунистической политики, где во главу угла ставится не принудительный труд, а труд сознательный и добровольный. Созданная в этой коммуне примерно-показательная система, представляет весьма ценный научный материал. Ввиду вышеизложенного, Рабоче-крестьянское правительство Украины просит Вас принять меры к охране хозяйства означенной коммуны от реквизиций со стороны воинских частей». (23)

Однако увлечение коммунистов уникальным опытом Трудового братства длилось недолго. Большевиков не устраивала христианская основа общины. Её принадлежность к Православной церкви. А тот факт, что основателем коммуны был классовый враг – помещик-миллионер Неплюев, не обещало братчикам ничего хорошего. Через несколько лет братство объявят контрреволюционным гнездом. Руководство репрессируют. А уникальную «Первую украинскую коммуну» превратят в обычный колхоз.

Это были разные «коммунизмы». Христианский коммунизм Неплюева исходил из любви. Он  говорил: «пусть все моё –  будет вашим. Жертвую добровольно».

Большевистский коммунизм вырос из классовой ненависти. Он  говорил: «все ваше пусть будет моим. А кто не отдаст – отниму силой». Лозунг ранней советской власти «Железной рукой загоним человечество к счастию!» гарантировал народу только «железную руку». История нашей страны в ХХ веке об этом свидетельствует. Потому что духовные законы действуют так же  неотвратимо, как и законы материального мира. Путь грубого насилия, как и всякое зло, не мог привести к добру.

Но было у неплюевского братства и общее с коммунистами стремление – построить светлое будущее, идеальное общество. Эту великую задачу коммунисты Глуховского уезда в начале 1920 года растолковывали местному населению так:

«Мы, рабочие и крестьяне ставим себе целью уничтожить власть капитала. Только после того, как будет уничтожен вековой гнет, …мы сумеем построить новую свободную жизнь. В этом новом обществе  не  будет капиталистов и рабочих, не  будет  помещиков  и  крестьян,  не  будет эксплуататоров  и  эксплуатируемых,  а  будет  союз  трудящихся,  огромное трудовое братство, всемирное коммунистическое хозяйство, (курсив мой В.А.) в котором все люди будут братьями, все будут трудиться и приносить пользу обществу и получать согласно своим потребностям.< >

В настоящий момент мы должны организовать свою власть и эта власть будет бить, беспощадно бить, бить всех, кто идёт против нас». (24)

Коммунистическая власть смогла физически уничтожить своих врагов. Но вместо свободного материального рая  у неё  получилось нищее колхозное рабство.

Человек оказался слишком слаб для проектов, которые требуют от него ежедневного подвига, самоотверженного служения и всепрощающей любви. А христианский коммунизм и коммунизм марксистский основывались на этом. Оба столь разных по внутреннему содержанию проекта: малый христианский неплюевский и большой атеистический советский имели один печальный финал.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Игнатович Н.Д. Дружеское общение и распространение дела Крестовоздвиженского трудового братства после смерти Н.Н. Неплюева. [Електронный ресурс] режим доступу: https://psmb.ru/a/druzheskoe-obshchenie-i-rasprostranenie-dela-krestovozdvizhenskogo-trudovogo-bratstva-posle-smerti-n-n-neplyueva.html

2 Отраслевой государственный архив Службы Безопасности Украины (далее ОГА СБУ) Архивное уголовное дело №4939. [Следственное дело по обвинению Фурсей А.И., Цвелодуб И.А. и др. руководителей Воздвиженского братства].

3 Местные жители братчиков называли «монахами Воздвиженського братства», а также считали их  «семейными монахами», которые «жили в несравненном для окружающих достатке». См. ямпольская районная газета «Шлях комунізму», 1983г. от 27 сентября, №122 (5734). Та же газета, 1983г. от 22 октября, №133 (5745).

4  Сало І.В. Сумщина: від Київської Русі до сьогодення. – Суми, 2003. с. 160-161.

5 Редькина О.Ю.  Сельскохозяйственные религиозные трудовые коллективы в 1917-1930-е годы: на материалах европейской части РСФСР. –  Волгоград: изд-во Вол-гу, 2004. c. 81-82.

6 Неплюев Н.Н. Воззвание к друзьям свободы и порядка.- СПб., Синод. типогр. — 1907. С. 10 .

7  Історія міст і сіл УРСР. Сумська область. – Харків.: УРЕ, 1973. – с.630.

8 Гриценко Андрій. Національно-визвольні змагання 1917 – 1918 років та створення вільного козацтва на Глухівщині. // Сумський краєзнавчий збірник /упорядн. О.М. Корнієнко, В.О. Артюр. – Суми: видавничо-виробниче підприємство «Мрія», 2016. с. 198.

9 ОГА СБУ. Архивное уголовное дело №4939. [Следственное дело по обвинению Фурсей А.И., Цвелодуб И.А. и др. руководителей Воздвиженского братства].

10 Там же.

11 Там же.

12 Там же. О семье Л. Биркина см.: Авдасёв В.Н. Свет памяти: Н.Н.Неплюев в воспоминаниях современников.- К.: «Фолігрант»,  2008.- с.66.

13 Солдатенко В.Ф. Україна в революційну добу. Рік 1917. т. 1. — Х.: «Прапор», 2008. с. 265.

14 Митрофаненко Юрій. Українська отаманщина 1918-1919 років. – Вид. 3-тє, випр. і доповн. – Кропивницький: Імекс-ЛТД, 2016. с. 200.

15 Шашков С.А. Шосткинська міліція під час боротьби з бандитизмом // Спадщина Сіверщини: збірник історико-краєзнавчих праць. –  Шостка, 2010. с.157.

16 Авдасёв В.Н. Коммуна и коммунизм. (Об истории Воздвиженского трудового братства в советский период 1918-1929 гг.): доклад, обсуждение // Служение Богу и человеку в современном мире: Материалы Международной научно-богословской конференции (Москва, 28-30 сентября 2011г.). М.: Культурно-просветительский фонд «Преображение», 2013. С. 265.

17  ОГА СБУ. Архивное уголовное дело №4939. [Следственное дело по обвинению Фурсей А.И., Цвелодуб И.А. и др. руководителей Воздвиженского братства].

18  Марченко З.Д.  Семнадцать лет на островах ГУЛАГа. — М.: Возвращение, 1999. с.6.

19 Григоров А.А.  Из истории костромского дворянства. [Електронный ресурс] режим доступа: http://costroma.k156.ru/d/51_stranstviya.html

20 ОГА СБУ. Архивное уголовное дело №4939. [Следственное дело по обвинению Фурсей А.И., Цвелодуб И.А. и др. руководителей Воздвиженского братства].

21 Там же.

22 Материали народного музея Н.Н. Неплюева», Фонд Братство-Коммуна, инв. №508. Л.2-3.

23 ОГА СБУ. Архивное уголовное дело №4939. [Следственное дело по обвинению Фурсей А.И., Цвелодуб И.А. и др. руководителей Воздвиженского братства].

24 Из обращения Глуховского уездного исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов к населению уезда об усилении борьбы с бандитизмом. (Конец 1919 – начало 1920г.)

// Трудящиеся Сумщины в борьбе за власть советов (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. – Сумы, 1957. с. 201-202.

 

 

(49)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *